Чужой

Тихо листьями кленов шурша
И цепляясь плащом за ветки
Синий вечер пришел в города.
Пора спать, беспокойные детки…
Утоните в своем бреду!
Захлебнитесь в печали ложной!
Я от вас на закате уйду,
Молча скроясь в пыли дорожной…
 
Там, во тьме поседевших полей
Слышен стон уходящего лета.
Дождь зашепчет на ухо мне:
«Возвращаться— плохая примета».
Серый полдень, сырой
асфальт…
Пусть болтают, что я сумасшедший.
Спой мне, ветер, на свой гулкий альт
О всех ангелах, в бездну сошедших.
 
Пусть считают, что я больной.
Пусть мне в спину несут проклятья.
Мне канадские клены родней,
Чем берез белоствольных распятья.
Пусть считают меня сатаной,
Прочат кару  и адово пламя.
В ад так в ад!
Я уйду с головой
Шагом твердым под чертово знамя.
 
 
Не пытайтесь меня понять,
Не пытайтесь меня исправить…
Поздно бесов моих изгонять,
Рано крест надо мною ставить.
 
Вы утоните в собственной лжи.
Человечеству Бог не поможет.
Я от вас, как просили, уйду
к Сатане.
Или к черту
Может…
                                   
 

Обнаглевшему человечеству

В мире гость ты не случайный.
Был природой приглашён.
Не обидь её случайно!
Мир ни свалка, ни притон.
И хозяюшка природа
Не служанка у народа.
Ты природу уважай!
Никогда не обижай!

Обращайся с ней как с дамой
Самой близкой и родной!
Так тактично, словно с мамой.
Не кляни её! Не ной!
И не плюй природе в душу!
Сын скандальный ей не нужен.
Будь культурней и скромней!
А не то простишься с ней.

Девятнадцатый майский закат

Дождь шептал колыбельную северу,
День, рыдая, сдавал назад.
Опускался за пики еловые
Девятнадцатый майский закат.
Стрекотали кузнечики в вереске,
Небо кровью поило ручей,
И качали березы с шелестом
Засыпающих в ветках грачей...
Я смотрел в небеса красноглазые,
Слушал песни седых дождей,
Понимая, что мир прекраснее 
Станет только без нас, людей.
И когда за последним из sapiens,
Полыхая, захлопнется ад,
Нет, не станет ни капли тускнее
Девятнадцатый майский закат.

Какая песенная грусть...

Какая песенная грусть
Плывёт от края и до края,
Тобой дышу, златая Русь,
В лугах забыв о чуде рая.

Рассвет ступает не спеша,
В суму сбирая зёрна рос.
О, пой же пой, моя душа,
Целуй простор лугов взасос.

Фанатик

Словно домик без окошек
У фаната голова.
Дверок нет и мыслям сложно
Предъявить свои права

На убогое жилище,
На работу и ночлег.
Есть внутри одна мыслища.
Та что выгнала коллег,

Захватила всё пространство,
Даже погреб и чердак,
Обратила разум в рабство,
Погрузила дом во мрак.

Прощение

Солнце душу не согреет.
Не согреет алкоголь.
И не станет жизнь теплее
И не будет легче боль

От огня в большом камине
И от кофе с молоком.
Сердце стонет, сердце стынет.
Подступает к горлу ком.

Проникает в душу холод
Огорчений и обид.
Ты растерзан, ты расколот.
У тебя замёрзший вид.

Не согреет чай с вареньем
И горячая еда.
Тут поможет лишь прощенье –
Отогреет в холода.

Мне бы с ветром разгуляться

Мне бы с ветром вольным в поле
Разгуляться, побуянить.
Но, увы, другую долю
Мне оставила на память
Беспощадная фортуна.
Не резвится с вечно юным
Балагуром, вольным ветром.

Не ходить к закату в гости.
Не сидеть с рекой в обнимку.
Не ловить кометы хвостик.
Не жевать весь день смешинку.
Мне по жребию досталась
От судьбы такая малость –
Всю неделю на работе.

Весь в делах и весь в заботах.
В суете обычных будней.
Запах краски, запах пота.
Всё так трудно. Всё так нудно.
Но ещё жива надежда
Насладится, как и прежде,
Жизнью яркой словно в сказке.

Бусел

Бусел
Пасялiўся бусел
На маёй страсе.
Цэлы дзень клякоча –
Дзюбаю трасе.
Цэлы дзень на лаўцы
Сёння я сяджу.
Цэлы дзень я знiзу
На бусла гляджу.
Ён мяне зауважыў,
Паглядзеў, заклёкаў.
Iцяпер з мяне ён
Зусiм не зводзiць вока.
Вечар. Ужо цямнее.
Трэба iсцiспаць.
Але як мой бусел
Будзе засынаць?
Дрэнна яму будзе,
Бо гнязда няма.
Бусел мой замерзне,
Хоць iне зiма!
Я памеркавала
Iзабрала птушку.
Падлажыла госцю
Мяккую падушку.
Ну, а ранкам бачу –
Ужо няма на ложку!
Буслiк робiць хату,
Уверх падняўшы ножку.
Вечарам гняздзечка
Ён пабудаваў.
Гэтай ноччу бусел
Ужо на даху спаў.
Стау мне даўганогі
Сябрам назаўсёды.
З iм у мяне былi
Розныя прыгоды.
Да яго прывыклi
Куры, гусi, качкi.
З буслiкам  сябруюць
Сельскiясабачкi.
Але жнiвень скончыўся.
Час ляцець у вырай.
Бусел для палёту
Размiнае крылы.
Я стаю iплачу –
На бусла гляджу.
«Абрусам хай дарога
Кацiцца» — кажу.
Спадзявацца буду –
Прыляцiць з нявестай.
Дзетак завядуць.
Усiм тут  хопiць месца!
 
 
 
 
 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 

 
 
 
 
 
 
 
 

Мая Радзіма

Мая Радзiма
Мне каля Нiла не трэба вiлы.
Мне не трэба нiякiх сафары.
Мне свой родны куточак мiлы!
Я жыву ў прыгожым краi!
 
Усе рэкi, азёры, гаi i дубровы,
Усе сцежкi даўно мне знаёмыя;
Дзянькi сонечныя i з дажджамi,
Снягi белыя, квет вясновы…
 
Усё гэта – Радзiма мая!
Радзiма мая дарагая!
Не вялiкая i не малая,
I для мяне – святая!
 

Оставь меня в покое. Я устал

Оставь меня в покое. Я устал.
Дай отдохнуть от криков и истерик.
Мне нужен штиль, а ты приносишь шквал
На мой опустошенный бурей берег.

Оставь меня в покое. Я устал.
Нет больше сил терпеть твои капризы. 
Я словно брошенный людьми причал, 
Запечатленный на простом эскизе.

Оставь меня в покое. Я устал.
Покрыто сетью шрамов мое тело.
Слова твои — зазубренная сталь, 
Которой ты орудуешь умело.

Оставь меня в покое. Я устал.
Давно иссохли наши с тобой реки.
Мы стали тенью в отражениях зеркал.
Мы словно призраки, застрявшие навеки. 

Оставь меня в покое. Я устал.
Ты слышишь!? Просто дай уйти.
Куда пойду? Быть может на вокзал, 
Ведь там берут начало все пути.

Обратная связь - stihiby@yandex.ru